История


ПРЕДКИ БРИННЕРА

Несмотря на разнообразные «вольности», допущенные в биографиях разных лет – родился Юл на Сахалине, имеет японские корни, мать – цыганка из Румынии –  в родном для Бриннера Владивостоке, где его прадед жил с 1880-х годов, бережно сохранили память его семье.

По иронии судьбы Борис Бриннер и его родной брат Феликс женились на родных сестрах - Марии и Вере. Вера и Феликс, а также их дочь Ирина близко общались с Марией и ее детьми  на протяжении всей их  жизни. Первыми в Швейцарию вернулись именно Вера Бриннер-Благовидова и ее дочь Ирина Бриннер – в 1937-м –1938 годах, где Юл восстанавливал здоровье после цирковой травмы у них в гостях. Ирине Феликсовне принадлежать и мемуары, вносящие ясность в историю рода Бриннеров-Благовидовых.

Мать Юла Бриннера от лейкемии умерла в США, куда ей помог перебраться сын. Там же, в Сан-Франциско, а потом и в Нью-Йорке, вскоре оказались и Вера с Ириной.  В 1948 году отец и мачеха навестили младшее поколение Бриннеров  - Веру и ее мужа,  Юла, Вирджинию и Рокки – в США. Однако они вернулись в Китай. Через год Борис Юльевич скончался.

Мачеха Юла Екатерина Ивановна Корнакова умерла в Лондоне спустя несколько лет (возможно не в Лондоне, но в Великобритании). Известно, что еще в свои ранние, московские годы она была супругой выдающегося русского актера и режиссера Алексея Дикого (1989 – 1955), однако много писать об этом стали лишь в последние годы…  Все-таки Дикий был исполнитель роли Сталина в кино, статусной фигурой советской цивилизиции. Следы дочери Корнаковой и Бориса Бриннера затерялись во времени.

 Юл Бриннер ушел из жизни в Нью-Йорке. Как и его мать, он умер от рака.

ДЕТИ БРИННЕРА

Юл Бриннер был женат четыре раза. От актрисы Вирджинии Гилмор  родился  Юл (впоследствии – Рок) (1946), от второй жены Дорис  Клайнер – дочь Виктория (1962), в браке с Жаклин де Круссэ Бриннер удочерил двух девочек из Вьетнама, Миа и Мелоди. Супруги воспользовались опытом и контактами во Вьетнаме своей подруги Миа Фэрроу, удочерившей трех девочек из Вьетнама, еще будучи в браке с композитором и дирижером Андре Превином. А познакомились Юл и Миа еще в те времена, когда она была миссис Фрэнк Синатра. Несмотря на солидный возраст и двух приемных детей в 1981 году Бриннер ушел от Жаклин и в 1983 году женился на молоденькой кореянке  Кэти Ли.

 В 1958 году немецкая актриса  Франсис Мартин родила от Бриннера дочку, которую назвали Ларк.

Юл Бриннер  - крестный отец Шарлотты Генсбур, дочери шансонье Сержа Генсбура и актрисы Джейн Биркин. А крестной его дочери Вирджинии была Одри Хэпберн.

Можно вспомнить, что следующий партнер Миа Фэрроу - режиссер Вуди Аллен – ушел от нее к ее же приемной дочери  Сун-И Превин, а последней женой Генсбура стала экзотическая красавица Бамбу (Каролин фон Паулюс), имеющая вьетнамские корни.

 

ДРУЗЬЯ БРИННЕРА

В ранней юности подружился с Жаном Кокто, который пришел попросить у «цыганского подростка» немного опия – у обоих была пагубная страсть, изжитая в последующие годы. Тогда же свел знакомство с молодым Марселем Марсо. Его друзьями были Ив Монтан и Симона Синьоре.

В Америке Бриннер сразу начал работать режиссером на только зарождавшемся ТВ. Будущие режиссеры-классики Сидни Люмет, Мартин Ритт и Джонни Франкенхаймер работали с ними бок о бок, рассчитывая, что Юл останется в режиссерском цеху. Впоследствии – дружили.  Другим большим другом был русский француз, режиссер театра и кино Анатоль (Толя) Литвак, любимец театрального Парижа, на зависть преуспевший в Голливуде (хотя территориально он часто снимал в Европе). Две принципиально важные  работы Бриннера, связанные с Россией – это советский офицер в «Путешествии» (1959) и, конечно, колоритный белоэмигрант, благородный жулик генерал Бунин (Бриннер из чистого озорства придумал, что и его герой должен быть по национальности цыганом) из «Анастасии» (1956), сыграны под руководством Литвака.

Вместе фотографом, хорошим другом  Юла и (впоследствии) женой Артура Миллера, Ингой Морат  Бринер  сделал большой телевизионный проект «Спасение – с Юлом Бриннера» (1960) , приуроченный к Году беженца, объявленному ООН.

Близким другом Бриннера был Фрэнк Синатра. Хотя в знаменитую компанию лучших друзей Синатры  «крысятник», они же – «крысиная стая», они же - «11 друзей Оушена», ибо первый фильм с таким названием, снятый в 1960 году, ныне получивший многочисленные продолжения, был памятником  дружбе парней из «крысятника»: мол, снимемся все вместе, в одном проекте, путь нас запомнят именно такими, так вот, именно в «крысятник»  Юл не входил. В том же году, когда  Синатра снимался в «11 друзьях…», Бриннер снялся в «Великолепной семерке», сделавшим его звездой масштаба Синатры. Во всяком случае, тогда они шли «ноздря в ноздрю».

Семерка из «Великолепной семерки», вероятно, они и были его лучшими друзьями… В общем-то, тоже очень не долго. Но никто из «золотого состава», даже Стив Маккуин, даже Чарлз Бронсон (сын выходца из Литвы) не согласились сыграть в «Возвращении «Семерки» (1966).  Или не были приглашены?

Да, пожалуй, подлинной, настоящей дружбы между чистопородными мачо нет и никогда быть не может. По определению. Даже лучший друг Фрэнки (Синатра) однажды как бы в шутку устроил на пару с Юлом публичный перформанс: театрализованные похороны куклы, изображающей ковбоя Криса из «Великолепной семерки». Шутка? Но ведь в каждой шутке есть лишь доля шутки.

Зато отдельно стоит отдельно сказать о дружбе с Деборой Керр, сыгравшей Анну в киноверсии «Король и я» и великой актрисе Гертруде Лоуренс, настоявшей на том, что бы именно Юл стал королем в спектакле. Изначально примой была она, но потом ей пришлось прервать выступления – рак… Вот тут  Бриннер буквально похитил этот спектакль и подчинил его себе. Все остальные анны были лишь частью замысла. Еще до Лоуренс ему оказала поддержку Мэри Мартин, другая бродвейская звезда: она настояла на приглашении Бриннера в спектакль «Песни лютни», где  у нее была главная роль. После заметного успеха этого спектакля Мартин замолвило слово за Бриннера перед продюсерами «Короля…» и Лоуренс, изначальной звездой проекта. Впоследствии все ей были благодарны. За роль в «Короле…» Бриннер получил не только премию «Оскар», но и ее бродвейский аналог «Тони», но - внимание! – за лучшую роль второго плана. А продюсеры Роджерс и Хаммерштайн  упрочили свою славу новаторов  и новых классиков мюзикла.

ГОЛОВА БРИННЕРА

Над ним смеялись: голова как бильярдный шар… Как бреются ковбои на Диком Западе? Но, не отказавшись от фирменной прически, Юл в итоге победил. Считается, что окончательно он расстался с растительностью на голове благодаря компетентному совету Марлен Дитрих. Хотя он нередко появлялся с лысым черепом и до знакомства с Дитрих или шеголял с  полулысой головой – годами позднее.

Грим для роли Короля занимал более двух часов. Однако впоследствии этот броский имидж как бы пристал к коже и телу актера, Бриннер все больше и больше походил на своего героя.

Этот облик  – избыточно яркий, брутальный, графичный -  так легко стилизовать для музея восковых фигур. Или -  для комикса или мультфильма.

Бриннер сам, по-актерски изобретательно и смело «прикололся» над своей коронной ролью: в фантастическом фильме Майкла Крайтона  «Мир Дальнего Запада» (1973) сыграл взбунтовавшегося робота  с обликом и такими узнаваемым ухватками ковбоя Криса Адамса (так зовут его персонажа в «Великолепной семерке»), а потом сыграл ту же роль в  продолжении «Мира Дикого Запада», фильме «Мир будущего» (1976).

Уже после смерти актера персонажи его лучших фильмов «Король и я», «Анастасия» и «Десять заповедей»  получили вторую жизнь в качестве героев анимационных блокбастеров – соответственно «Король и я» (1999), «Анастасия» (1997) и «Принц Египта» (1999), основанных на этих фильмах.

Любопытно, что еще до появления мюзикла на  Бродвее документальный роман Маргарет Лэндон был экранизирован с участием Рекса Харрисона в роли короля Сиама. Этот фильм ныне благополучно забыт и вообще… Разве Харрисон, незабвенный профессор Хиггинс из «Моей прекрасной леди» мог соревноваться в экзотичности облика и мужской стати с Юлом!!! К тому же он не такой уж и лысый…  Все-таки Марлен Дитрих была права!

Гладкий череп, немигающий взгляд и… сигарета! Она всегда была неотъемлемой частью имиджа Бриннера. Умирая от рака легких, Бриннер записал ролик с призывом отказаться от курения. Все-таки для пропаганды табака он сделал не меньше, чем Хамфри Богарт.

ЖЕНЩИНЫ БРИННЕРА

В своей книге об отце Рок Бриннер как бы невзначай перечисляет любовников матери, перечисляет и женщин отца… Это – «Золотой век Голливуда». Первый мужчина матери – немецкий классик режиссуры, беглец от нацистов Фриц Ланг (между прочим, одноглазый и по много старше ее годами). Потом появляется и некий влиятельный продюсер…. А вот  женщины «короля», которых ему довелось знать лично – Джуди Гарланд, Марлен Дитрих, Ингрид Бергман… Впоследствии у самого Рока был юношеский  роман с дочерью Гарланд Лайзой Миннелли, причем пикантный «ицестуозный» подтекст  был предметом их постоянных обсуждений и шуток («А ведь мы могли быть… одним человеком!!!»)  В   своих интервью Бриннер-младший подтвердил связь отца с Мэрилин Монро. Упоминаются в мемуарах сына и почти курьезные, совсем не красящие отца сексуальные эскапады с суперстар старшего поколения: Джоан Кроуфорд и Таллулой Бэнкхед.  Рок пишет и о неких гастролях, после которых доброжелатели донесли до  Вирджинии, что Юл переспал со всеми женщинами в труппе, кроме примы Мэри Мартин. В составе того коллектива была и очень хорошенькая Нэнси Дэвис, будущая миссис Рональд Рейган. Правда, как известно, в ту пору в Америке было две актрисы по имени Нэнси Дэвис, их все время путали: одну внесли в официальный «черный список» неблагонадежных, а не снимали в Голливуде из-за этого списка как раз будущую жену Рейгана. Тот был главой Гильдии актеров Голливуда,  провел собственное разбирательство по просьбе Нэнси Дэвис и, в итоге, женился на ней.

Впоследствии подобного придыхания перед избранницами отца уже нет, хотя новые «европейские» жены Бриннера были очень богаты (Дорис), родовиты (Жаклин), да и просто были красавицами. И сын это признает, но…

Роман с ДЖУДИ ГАРЛАНД произошел на гастролях, задолго до успехов Бриннера на Бродвее, но Джуди была так увлечена, что уговорила руководство студии, где она и ее муж, режиссер Винсенте Миннелли были признанными звездами и авторитетами, сделать пробу  безвестного Бриннера на роль Рудольфо Валентино. В общем, масштаб возлюбленного она обозначила довольно точно. Гарланд очень хотелось увидеть его еще раз, хотелось , чтобы он переехал в Голливуд. Но тогда это было невозможно.

Роман с ИНГРИД БЕРГМАН – несколько прекрасных недель во Франции на съемках «Анастасии».

Роман с МЭРИЛИН МОНРО – краткая история, которую при жизни и даже после смерти М.М. Бриннер отнюдь не  стремился «засвечивать». Все-таки Мэрилин так почитала их общего театрального учителя Михаила Чехова, оплачивала его уроки,  помогала деньгами его вдове, даже упомянула  вдову с завещании… Несколько лет подряд Мэрилин во всех интервью на вопрос о роли своей мечты говорила о Грушеньке из «Братьев Карамазовых», мир русской классики ей открыл ее гуру, любимый и гениальный «Миша» Чехов.  А потом, когда  фильм действительно решили экранизировать, в 1958 году,  Мэрилин демонстративно предпочли актрисе из Австрии Марии Шелл, сестре актера-«окароносца» Максимиллиана Шелла. Красивая женщина, большая актриса, хотя и немного слишком утонченная и аристократичная для духа первоисточника . Но что ее слава по сравнению с мировым психозом вокруг Мэрилин?!..  А Юл Бриннер без проблем прошел утверждение на роль  Мити Карамазова.  Да, они могли бы прожить невероятную и очень «достоевскую» любовную историю на экране, но судьбе или, вернее, руководству студии «Метро – Голдвин – Майер», у которой были свои резонные опасения относительно скандальной репутации Монро,  было угодно иначе. Можно предположить, что  публика не заметила бы в фильме ровным счетом ничего, кроме самой Мэрилин, никаких братьев Карамазовых. Монро же, как назло, всегда мечтала поникнуть в этот дивный мир служения искусству, театру, проникнуться  методом Станиславского в прочтении Чехова, познать эту невероятную русскую душу… А Юлу Бриннеру, чтобы попасть в театр Чехова было достаточно принести письмо от своей мачехи Екатерины Корнаковой, прекрасно знавшей Михаила Александровича еще по Москве ... Но все-таки она была чертовски мила, хотя и невероятно наивна, если не сказать покрепче.

Была в их биографиях и еще одна знаменательная «невстреча». Бриннер входит в список артистов, которые отказались сниматься в одном из последних фильмов  Мэрилин «Займемся любовью» (1960). Желтая пресса этот список долго смаковала , по сути если верить этим «утечкам», с Мэрилин не хотел сниматься ни один из штатных принцев американского экрана – ни Рок Хадсон, ни Грегори Пек, ни Кэри Грант, ни Юл Бриннер. И тогда из Франции приехал Ив Монтан. Последовал роман, как всегда у Мэрилин, яркий и краткий. Еще один шрам на сердце – через два года ее нашли мертвой в спальне своего дома в лос-анджелесском пригороде.

Во всех этих скандальных эротико-матримониальных переплетениях голливудской жизни отчетливо вырисовывается еще один, конспирологический след. Один из мужей Мэрилин, спортсмен Джо Ди Маджио, после смерти Мэрилин занимался похоронами и устройством ее дел. Он по-человечески сблизился с Мэрилин в несколько лет между их разводом и ее смертью уже как друг, помогал словом и делом, что называется, не бросил в сложных обстоятельствах. Ди Маджио прямо указывал на истинного виновника смерти Мэрилин – Синатру. Один из парней из «крысиной стаи» Синатры, актер Питер Лоуфорд был женат на сестре братьев Кеннеди и проник в этот клан так глубоко, что дальше некуда.  Вместе с Синатрой. Сексуальная связь Мэрилин с Джоном, а потом и с Робертом Кеннеди, последующие странные смерти всех троих… Это одна из самых замалчиваемых тем в истории Голливуда. Настоящие друзья Монро предпочли никогда не упоминать о том, чему были свидетелями.  Кроме того, Бриннер дружил с Ингой Морат, ставшей женой Артура Миллера, последнего (кто ж это не знает!) мужа Мэрилин и общался с парой Монтан-Синьоре.

А вот роман с МАРЛЕН ДИТРИХ, начавшийся буквально одновременно с успехом мюзикла «Король и я» - это история совсем другого толка. Рок Бриннер пишет, что Марлен в ту пору была почти двое старше Юла. Между тем, ей было сорок девять лет – еще один весомый аргумент оспорить официальную, упомянутую во всех кинословарях,  дату рождения Дитрих.

Это была страсть, но, конечно,  изначально очень недолговечная. Но Дитрих пыталась длить и длить этот роман, кажется, даже ждала предложения руки и сердца сразу после развода Бриннера и Вирджинии Гилмор, то есть спустя почти десять лет после их встречи. Общеизвестно, что Марлен умела  только тонко льстить мужчинам, обожала по-матерински ухаживать за ними,  но, что еще важнее, она могла утешить и приласкать, не унижая мужчину, не роняя  его в собственных глазах. Видимо, после всех этих долгих лет завоевания Бродвея, после бедности, необходимости обеспечивать себя, мать, потом жену, актрису с не слишком задавшейся карьерой и сына, после желания понравиться слишком многим, подчас чужим и чуждым людям, Бриннер очень нуждался в тепле. Хотел, чтобы ему делали подарки, оказывали пусть  навязчивые, но такие важные сейчас знаки внимания. Тогда он еще не упился признанием.

В мемуарах дочери Дитрих Марии Рива Бриннер предстает воспитанным, интеллигентным человеком: его уважали на студии Си-Би-Эс, где Мария тогда работала, они много и подробно говорили о специфике телевидения… И еще: Марию и Марлен, впрочем, как и всех вокруг, покоряло отношения Бриннера к сыну. Дитрих даже объявила Марии о своем намерении родить от Бриннера ребенка, но окружающие относились к этому со снисходительным юмором, почти также,  как к Мэрилин с томиком Достоевского в руках.

Дитрих не простила Бриннеру ухода. После их окончательного расставания она счастливо излечилась от той же болезни, что, спустя много лет, унесла из жизни Юла и пережила его на семь лет.  

                                                                                                                  

Анастасия Машкова